БОГОМОЗГ. Фрагменты.

БОГОМОЗГ

Отбрось игру,
Уйди из клетки,
Не будь в миру
Марионеткой!

От автора

Я уже неоднократно писал о том, что все мои книжки – это одна книжка, один текст о попытке преодолеть сон обыденной жизни и обрести духовную свободу.


Лицо, надетое на душу,
Безумно в зеркало глядит,
И выступает мир наружу,
И Слово за спиной стоит,
И зверь грядущий пожирает
Непрожитую плоть времен,
И вот лицо с души спадает,
И снова видимость и сон.

Фрагменты книги.


Вот уже четыре месяца, как Абсурд Хаосович Галлюцинаев, профессор психиатрии, уже знакомый читателю, в ярких и запоминающихся сновидениях превращается в Бога. Порой в сновидениях огромная голова тяжело нависает над Галлюцинаевым и он чувствует, как извилины Богомозга врезают в его сердце божественные письмена.

Галлюцинаев знает, что в мозговых извилинах человека зашифрован код бессмертия и, если он сможет расшифровать этот код, то станет Учителем бессмертия для людей, не нашедших ключ от тайной двери, за которой лежит их подлинная жизнь.

- Человек сотворен по образ и подобию Бога. Если бы у Бога не было мозга, то не было бы мозга и у человека! -постигает Галлюцинаев. Он в крайнем, изнурительном напряжении пытается разобрать и постичь смысл таинственного текста. Порой он ощущает помощь Бога и понимает: Бог позволяет ему приближаться к постепенному освоению тайного кода. В эти минуты жажда духовной реализации с нарастающей силой охватывает Галлюцинаева. Он чувствует, что его обычное мышление есть только симулякр подлинноего мышления и он самозабвенно, неистово молит Бога освободить его от собственных эгоидных мыслей, от земного ума. Галлюцинаев в тяжелом недоумении. Но он не намерен сдаваться. «Пусть я, с одной стороны, ограниченное существо, но с другой - неотличимо от Бога, сокрытого во мне. Мне необходимо полностью раскрыть свой подлинно духовный интеллект. Дух находится вне меня, но и в моих глубинах, Пока я не раскрою подлинность лежащего во мне Духа, я останусь полным дилетантом», - понимает Галлюцинаев.

Ему понятно, что код глубоко сокрыт и инвертирован, и при прямом внутреннем созерцании извилин, ему доступна только их изнанка, а он сам обречен на псевдопостижение. «При такой работе я только самопрозектор. Поэтому порождающая, сохраняющая и поглощающая все сущее, мысль Бога недоступна для меня, - думает Галлюцинаев. - Быть может, для раскрытия моего сознания Бог принимает мой вид. В то же время, проходя сквозь мои собственные бесчисленные рождения и смерти, Бог проявляет себя в виде своей божественной энергии и постигает свою истинную природу владыки в каждом из моих воплощений».

- Освободи мысль от слов и почувствуешь чистую энергию, которая поможет тебе, - слышит Абсурд Хаосович внутренний голос.

***

В одном из особенно ярких сновидений Галлюцинаев созерцал себя, мирно беседующего с Богом. При этом они с отрезают друг у друга куски плоти и стремительно поедают.
- Чувствуешь ли Ты мою Божественность? - спросил Бог.
- Да! - ответил Галлюцинаев.
- Чувствуешь ли Ты мою человечность? - спросил Галлюцинаев.
- Да! - ответил Бог.
- Не становишься ли ты мной? - вновь интересуется Галлюцинев.
- Не становишься ли ты мной? - интересуется Бог.

Галлюцинаеву кажется, что они с Богом меняются мозговыми извилинами.
- Я усиливаю в твоих извилинах отражение своего бессмертного кода! - говорит Бог.
- Я начинаю постигать бессмертие кода и ощущать сокрытую в каждом человеке Божественность, - произносит Галлюцинаев.
- Ты делаешь первые шаги в своем самопостижении! Ты становишься на духовный путь, - произносит Бог.

Абсурд Хаосович чувствет: кто-то наблюдает за ними. Он холодеет от ужаса, понимая - за ними наблюдает Сверхбог. Он слышит голос Сверхбога в самом себе:
- Ты правильно думал. Человек смертен до той поры, пока от него сокрыт код вечности, код бессмертия, вписанный в ткань его Божественного Интеллекта. Код вписан в субстанцию, вечную проматерию, творящю и человека, и все феномены, словно в человеческом внутреннем воображаемом театре. Это звездный код мозговых извилин Вселенной. Это язык бессмертия. Любой земной язык, даже сакральный только символ бессмертного языка мозговых извилин. И если человек, узнавший о коде бессмертия пытается прочитать и постичь его на основе земной, эгоидной основе, но не на Божественной, то вместо бессмертия он получает смерть, которая ему на короткое время кажется жизнью. Необходимо читать из чистой Божественной основы. Для этого нужно раскрыть внутреннее зрение и внутренний слух для созерцания и ощущенния особых вибраций, сокрытых в каждой извилине. И после этого начинать учиться чтению. По мере твоего продвижения ты начнешь не только читать текст, но и слышать Божественный голос.
- Как начать? - спросил Галлюцинаев.
- При открытых или закрытых глазах смотри в себя необъятного из висящей перед твоим взором световой точки необъятности. При таком созерцании исчезнет дуальность и раскроется Единство. Когда передний всеохватный полукруг сольется с таким же всеохватным задним полукругом в один Всеохватный Круг, то внутри него извилины начнут постепенно проявляться.

***

Перед ним за широким столом сидят и совещаются диагнозы. Председательствует шизофрения, мрачная и темная, пристально смотрящая на своих двух черных дочерей. Речь идет о приоритете. Ведет совещание маниакально - депрессивный психоз, слезливый и агрессивный. Понуро сидит навязчивость и уверенно сверхценная идея. Выступает бред: «Моя продукция для меня истинна. Почему же ее считают умозаключением, построенным на ложных посылках? Ложных посылках для кого? Для того, кто их не в силах осознать?».

Его поддерживает галлюцинация: «Только я сообщаю человеку уникальность и неповторимость. Я слышу какой-нибудь голос, который другие не слышат, либо вижу какой-нибудь предмет, которого другие не видят. И на этой основе утверждают, что этого нет. Выходит, что этого голоса или предмета для меня не должно существовать, поскольку они не существуют для них. Но такое утверждение и есть подлинный бред, их бред. Отсутствие своего восприятия того, что доступно мне они принимают за подлинное отсутствие. Они принимают за бред интерпретацию того, что существует для меня, но не существует для них. Все, что существует вне схемы, вне алгоритма для них патология».

Неожиданно шизофрения сняла черную маску, с обратной стороны которой Галлюцинаев рассмотрел антибред и антигаллюцинации. Доктора охватил ужас - он увидел себя в самом себе. Однако он не мог понять, кого охватил ужас - его самого или того, кто находился в нем самом.

Галлюцинаев - Ятымытов

В результате тяжелых размышлений Галлюцинаев, наконец, понимает источник своих мучений. Его сознание начинает меняться, он чувствует, что пересекает критическую линию. «Я обнормалился! - мелькает в его голове последняя мысль прежнего сознания. Вскоре ему открывается новая, все объясняющая истина: мышление, основанное на его эго, без которого он, кажется, не может жить здоровой жизнью в социуме, поистине чужеродно, глубоко враждебно бытию и с ним следует бороться.

После долгих колебаний Абсурд Хаосович решает подать в суд на мышление, которое, как он теперь твердо знает, обкрадывает его. Мышление следовало изолировать и заключить под стражу. Внутренним взором он уже видел здравый смысл, сидящий на скамье подсудимых.

***

Суд состоялся. Судьей, прокурором и адвокатом пришлось быть ему самому.
- Мысли разрушают этого человека, - говорил прокурор. - Их следует сурово наказать! Судья, считая его аргументацию доказательной, прикрыл глаза и увидел, как зубастые, хищные рты на едва дышащем дне души, откусывают головы возникающим мыслям.
- Но мысли - продукция этого человека, - возражал адвокат, - кого наказывать? Судья находил эти доводы совершенно справедливыми и переходил на сторону адвоката. Колебания не прекращались.
- Чтобы быть объективным мне следует подняться над их аргументами, - заключил судья. Ему казалось, что он бродит по бескрайним просторам собственной психики и встречает там силы, олицетворяющие его «я», «ты» и «он».

Углубляясь в размышления, судья заметил - мысли, содержащие «я», перехватываются мыслями, исходящими из «ты», но тут же мысли, принадлежащие «он», вступают на их место. Судья не понимал - или эти «я», «ты» и «он» принадлежат природе его самого, или природе кого-то другого. Если даже мысли продуцируются его «ты» или «он», то они, тем самым, отчуждаются от его «я».

Вскоре судья осознал - мысли, принадлежащие «ты» и «он», продуцирует в нем все же кто-то другой, считая самого судью собой, и кого сам судья ошибочно принимает за самого себя. Неожиданно в его памяти отчетливо проявились все образы его божественных сновидений. Абсурд Хаосович понимал: непримиримая внутренняя борьба между Галлюцинаевым и Ятымытовым нарастает и обостряется. Абсурд Хаосович старался посмотреть на «я» с точки зрения «ты» и с точки зрения «он». В какой-то момент он ощутил, что «ты» становится тенью его «я» с тяжелыми сновидениями, а «он», в свою очередь, тенью «ты» с не менее разрушительными сновидениями. Вскоре тени и их сновидения слились в одну густую, дышащую тень. Тень душила его черными змееподобными пальцами.

С большим трудом ему удалось вырваться и сорвать удушающий теневой капкан. Тень была перед Абсурдом Хаосовичем. Отождествившись с тенью, он взглянул на мир ее глазами и, испугавшись, попытался поймать чужой ум, мешающий пониманию.

«Не поймаешь!» - враждебно выкаркивал ум. Абсурд Хаосович уже не понимал - чужой это ум, или его собственный. Порой в нем слышался голос Ятымытова. На миг тот привиделся ему большим серым двуротым куском. «Кто ты? Гибрид? - прошептал Абсурд Хаосович. «Ум! - угрожающе прошипел один рот куска. «Умович! - прошипел второй рот с еще большей угрозой.

Преодолев страх, Абсурд Хаосович понял, что нужно было проявить терпение и дождаться момента, когда Ум Умович заснет и проникнуть к нему внутрь сквозь сновидения.

***

Для поимки Ум Умовича Абсурд Хаосович сконструировал сложный капкан из чувств, спрессованных в целое и, притаившись, тщетно пытался схватить его, выманивая из укровища. Но следовало разобраться - какая часть Ум Умовича принадлежит ему самому, а какая часть является чужеродной. Для этой цели следовало каким-то образом отделить Ум от Умовича. При этом следовало выявить «я», «ты» и «он» того и другого. Пока совершить подобную операцию непосредственно не удавалось. Однако интуитивно доктор попытался поочередно проникнуть в возможные промежутки между «я», «ты» и «он» и того, и другого.

В какой-то момент ему показалось, что «ты» и «он» того и другого сходят с ума. Но с какого ума, куда сошли и далеко ли уйдут? С большим трудом Абсурд Хаосович отбросил Ум Умовича и погрузился в глубину своего «я».

Абсурд Хаосович обнаружил там «ты» и «он», плавающие в пустоте своих сновидений. Абсурд Хаосович не понимал, где он находится и какие «ты» и «он» встречают его. Видимо, Ум Умович негласно все же присутствовал в нем. Невозможность постичь явь своих сновидений и сновидения своей яви и, главное, соединить их в единое целое, очень сильно пугала того Абсурда Хаосовича, которого он считал собой. Он чувствовал себя пойманным в капкан, который поставил для своего и, одновременно, чужого ума. «Да, я не в силах постичь себя, - осознал Абсурд Хаосович. - Явь и сновидения Галлюцинаева и Ятымытова, а так же явь и сновидения их «я», «ты» и «он» уносят меня, отрывают от Земли!»

***

Ситуация усложнялась. Абсурд Хаосович все больше и больше начинал бояться своих и чужих «ты» и «он» и особенно их сновидений, в которых проявлялись сокрытые для них самих желания занять место его подлинного «я». Отчуждение от привычного «я» наполняло его холодным ужасом. Ум Умович, чаще всего в образе Ятымытова не выходил из головы. Абсурд Хаосович понимал - это всего лишь обрзы, понятия, концепты, существующие только в его собственном уме и что в глубинах души не может быть ничего подобного. Однако ему было ясно, что понятия - удушающая сеть, которую Ум Умович Ятымытова, или же сам Ятымытов набрасывает на него.

Раньше Абсурд Хаосович осознавал, что для него бытие - это не что иное, как понятие бытия, без которого в его сознании никакого бытия не существует. Но теперь он ощущал каким-то непонятным способом ткань, субстанцию, которая, несомненно, и была чистым бытием, или тем полем, о котором он много думал и читал. Однако его пугала нарастающая автономность сотворенных этим чистым бытием понятий: «ты» и «он».

В какой-то момент «ты» и «он» начали превращаться в яростно грызущих его душу, неведомых животных. Их численность нарастала и вскоре его череп превратился в небесный зверинец, где царствовал Ятын - огромный серый, клацающий зубами кабан, пожирающий хищные помыслы всех обитателей черепа. Абсурду Хаосовичу показалось, что на какой-то момент Ятын, приняв облик Ятымытова, начал неистово пожирать самого себя.

***

Зверинец постепенно опустел. В нем главенствовала тройка старых понятий - «я», «ты», «он», которые быстро освобождались от своих яви и сновидений, превращаясь в разряженную нелокальность. Абсурд Хаосович задыхался. Он был близок к потере осознания своего присутствия, но осознание своего надвигаюшегося отсутствия нарастало. «Какова предельно допустимая разреженность? - думал он, напрягая последние силы нескольких остающихся в извилинах мозга понятий. - Разреженность усилится, если удастся полностью растворить все оставшиеся понятия. Ведь только понятия, теряя свою информативность, гибнут от этой разреженности. Однако, исчезая, понятия вынуждены осознавать свое нарастающее отсутствие до самого конца, чем помогут мне осознать собственное нарастающее отсутствие, безпонятийность и, тем самым, дотянуться до чистого бытия».

Разряжение нарастало. Нелокальность пропитывала и заполняла все окружающее пространство серебристым светом. В своей голове Абсурд Хаосович ясно различал голоса: «У тебя два сознания - наружное, зависящее от органов чувств, объектное и внутреннее - субъектное. Четко отдели их друг от друга, а после этого соедини на полевой, чистой, бытийной, всёсодержащей основе. Если не сможешь, то всегда будешь чувствовать себя объектом при всей мнимой субъективности».

Абсурд Хаосович внимательно слушал. Другой, казалось, божественный голос продолжал: «В качестве временной меры обрати свои инстинкты и сознание внутрь. Прояви в себе мир обратных инстинктов, обратных чувств и обратного мышления. Раскрой в себе сокрытую сторону природы. Сумеешь победить природу, следуя природе, узришь нетварный свет. В дальнейшем все будет хорошо».

Теперь до слуха Абсурда Хаосовича доносятся неясные голоса, принадлежащие его «я» и «ты». Но тут их заглушил его «он»: «Нужно познавать себя и как объект внешне, и как субъект внутренне. Тогда внешнее «я» предстанет одним из множества объектов, а изнутри проявится единым энергетическим полем».

«Мое тело прозрачное око, сквозь которое Единое смотрит в самое себя, - проговорило его «я». - Тело - объект и субъект в единстве. Однако субъект смотрит сквозь объект и, тем самым, преображает объект. Это и есть «Врата дхъяны». «Даже если я смотрю на себя, как на объект, то все равно я смотрящий субъект, - проговорило «ты», - это и есть наблюдающее «я». Объект не может наблюдать другой объект. «Я» - чистый Субъект, поле, содержащее все объекты, сознание, емкость. Но изнутри все пустота - Абсолют. Форма - снаружи, пустота - внутри».

«Как я думал и раньше, нужно постоянно чувствовать и постигать иллюзорность понятий, особенно диагнозов, расщепляющих своей тяжелой мнимостью целостность моего сознания и отделяющих его от изначальной полевой основы, - понял Абсурд Хаосович.

- Кто же я? - вновь и вновь спрашивал себя Абсурд Хаосович и не находил ответа. - Жена поможет мне!



мне понятно………………..

Теги: «Богомозг»

  • Просмотров: 2564
Игорь Файнфельд
Яндекс.Метрика

Finenfield 2022. All rights Reserved.